Публикации

Улица Оптимистов

 
Морозным утром 19 декабря 1973 года в северном поселке Пангоды состоялся короткий митинг первопроходцев Уренгойского газового месторождения. Открыто оно было еще летом 1966 года, но от первой буровой до промышленного освоения этой богатейшей природной кладовой - путь неблизкий. Как и от поселка Пангоды до Уренгоя. Вроде бы по сибирским масштабам они расположены совсем рядом, в каких-то 120 километрах, но трасса была еще мало изучена. Болотистая тундра, балки, речки, в которые и зимой могут провалиться тяжелые тягачи, многократно увеличивали расстояние.

С наступлением холодов будущую дорогу осмотрели с вертолета, потом пустили вездеход-разведчик. И только после этого колонна взяла курс на Уренгой. Десант вышел на безлюдный берег реки Евояхи 23 декабря. Машины остановились на том самом месте, где осенью того же года приземлился вертолет министра газовой промышленности Сабита Оруджева. Тогда он, выстрелив из ракетницы, негромко сказал: «Вот здесь и заложим город Новый Уренгой».


nachalo

В самый канун 1974 года ребята-десантники несколькими вагончиками обозначили первую улицу Нового Уренгоя и назвали ее улицей Оптимистов. Сабит Атаевич, как называли его в те далекие советские времена, узнав об этом, усмехнулся и одобрительно кивнул: «Что ж, оптимизма нам действительно не занимать, только на одном оптимизме далеко не уедешь. Работать надо лучше, думать больше - лишь тогда сумеем что-то дельное сотворить на северной земле». Знавшие его утверждают, что в этих словах - весь Оруджев. И по сей день вспоминают, что был этот незаурядный человек - суровый и добрый одновременно. Строгий и справедливый.

Уроженец бакинского поселка Новханы, Сабит Оруджев прошел путь от рядового нефтяника до самых карьерных высот, занимал посты заместителя председателя Совета Министров Азербайджанской ССР, первого заместителя министра нефтяной промышленности СССР. А когда судьба привела его в газовую отрасль, то за те девять лет, до конца дней своих, что был министром (с 1972 по 1981 год), успел сделать невероятно много. В нынешнем «Газпроме» считают одной из главных заслуг Оруджева то, что он сразу же постарался перевести отрасль на новые экономические рельсы.

По воспоминаниям Виктора Черномырдина, бывшего российского премьера и одного из ветеранов газодобывающей промышленности, новый министр реформировал ведомство, превратив его в мощное, хорошо управляемое предприятие, что, в конечном счете, и ускорило создание единой системы газоснабжения, равной которой нет в мире и сейчас. При непосредственном участии министра начали воплощаться в жизнь его прогрессивные идеи: поставлять газ с тюменского Севера через Урал, создать Оренбургский газохимический комплекс, заняться шельфом полярных морей и т.д.

 В бытность Оруджева министром установки комплексной подготовки газа и компрессорные станции стали в основном производить в заводских условиях, а отдаленные строительные площадки, по сути, превратились в сборочно-монтажные. Благодаря этому резко сократились материалоемкость объектов, затраты труда и сроки сооружения предприятий газовой индустрии.

 

 

Сибирь давно перестала быть чисто географическим понятием - бескрайними просторами, берущими свое начало от Уральских гор и уходящими все дальше на Восток. Сегодня Сибирь - скорее собирательный образ, трактуемый как рукотворное «энергетическое сердце» России. Но для западного обывателя Сибирь - это неизменный стереотип, вместивший в себя несколько смутных для него понятий типа непереносимого мороза, рудников, диких безлюдных мест, непроходимой тайги. Но вместе с тем житель Парижа или Лондона, по воле судьбы оказавшийся сейчас в Новом Уренгое, городе, построенном на вечной мерзлоте, будет приятно поражен современным международным аэропортом, абсолютно прямыми просторными улицами, сверкающими офисами нефтегазовых компаний, огромными студенческими комплексами, суперсовременными спортивными сооружениями, высотными многоквартирными домами «нефтегазовой столицы России». Города, заложенного Сабитом Оруджевым.

Произошло это, как отмечалось выше, холодным морозным утром 1973 года. Предполярная тундра уже была покрыта снегом, порывистый осенний ветер пытался вырвать из рук собравшихся на праздничный митинг знамена и плакаты. Но настроение у всех - пока еще небольшого отряда геологов, буровиков, авиаторов, (основной «трудовой десант» прибыл в декабре) - было праздничным. Они знали, что им предстоит осваивать одно из крупнейших в мире газовых месторождений и построить новый город там, где даже не разбивали свои кочевья местные оленеводы. Все с нетерпением ждали выступления человека, чье имя еще при жизни стало легендарным.

Остров в русле старой реки

Сабит Оруджев, министр газовой промышленности СССР, должен был дать старт грандиозному проекту по освоению сибирских богатств. Ровно в полдень он сам вбил в промерзшую землю стальной колышек с табличкой «Новый Уренгой». Колышек, ставший впоследствии музейной реликвией уренгойцев, для шестидесятилетнего Сабита Оруджева был и символом его личных трудов, и своеобразной временной вехой: пройден этап огромной подготовительной работы, доказавшей наличие гигантских запасов природного газа на сибирской земле. Вот и побежали первые минуты его личного «звездного часа» - надо было переходить к добыче газа в невиданных ранее промышленных масштабах и одновременно прокладывать трубопровод, который соединил бы месторождение с центром страны. Так Уренгой становился главным делом жизни человека, уже внесшего огромный вклад в освоение нефтегазовых месторождений Азербайджана, Туркменистана, Узбекистана, Оренбуржья, Западной Сибири.

mestorozdenie1

Впервые об Уренгойском месторождении заговорили в 1949 году, когда началось строительство трансполярной железной дороги Салехард-Игарка. Потом дорога была незаслуженно забыта и заброшена как «сталинская», «гулаговская» и бесперспективная. Может быть, тогда или еще раньше Уренгой стали называть «гиблым местом», хотя в переводе с языков местных жителей - хантов и ненцев - это слово означает нечто вроде «острова, стоящего в русле старой реки». Так или иначе, но один из самых молодых заместителей союзных «топливных» министров, Сабит Оруджев, интереса к Уренгою никогда не терял.

За ним всегда признавали огромный организаторский талант, но он еще и очень рано стал крупным ученым - доктором наук. Оруджев не просто верил, что недра Уренгоя хранят гигантские запасы газового конденсата, он еще находил обоснование своей теории о гигантских газовых пластах Сибири в точных расчетах, глубоком научном прогнозе и отстаивал свое мнение в самых высоких кабинетах, порой ставя под угрозу свой, как сейчас бы сказали, карьерный рост.

По-настоящему услышали Оруджева только в середине 60-х годов. Одна за другой отправлялись в тундру геологические экспедиции и возвращались со все более и более убедительными подтверждениями: «большой газ» на Уренгое есть. Личным триумфом для него, бывшего тогда первым заместителем министра нефтедобывающей промышленности, стало известие, что 6 июня 1966 года бригада мастера Полупанова, которую Сабит Атаевич курировал лично, пробурила первую на Уренгое эксплуатационную скважину. И на карте огромной страны появилось новое уникальное месторождение - «Уренгойское».

К слову, Сабита Атаевича высоко ценил председатель Совета Министров СССР А.Н.Косыгин, безусловно, обладавший стратегическим видением экономических и политических проблем современности. Вместе с группой экспертов они провели оценку гигантского потенциала нового газоконденсатного месторождения, разработали проект трубопровода, по которому топливо могло бы доставляться к западным границам Советского Союза, и вышли в Политбюро с предложением: СССР готов транспортировать газ в Европу в обмен на признание ФРГ нерушимости европейских границ и итогов второй мировой войны. Такой договор был подписан советским руководством и канцлером ФРГ Вилли Брандтом. Он стал самым серьезным прорывом в отношениях СССР с Германией, да и со всей Европой, и во многом предотвратил трансформацию «холодной войны» в реальную третью мировую.

Однако необходимо было осваивать газовые запасы Уренгоя максимально быстрыми темпами и одновременно тянуть линию трубопровода на тысячи километров в европейскую часть страны. Никто в мире никогда еще не брался за подобный проект, но решение задачи добычи и транспортировки сибирского газа стало политическим и экономическим императивом советского руководства, а ответственность за ее выполнение полностью легла уже на плечи министра газовой промышленности Сабита Оруджева. Сам он даже не мог посчитать, сколько раз ему пришлось бывать на сибирском месторождении. Черномырдин вспоминал, что на Уренгое не было ни одной скважины, чьи бы возможности Сабит Атаевич не знал, как говорят газовики, «наощупь». Он был лично знаком не только с руководителями участков, но и с мастерами, бригадирами вахт, рабочими.

Старые уренгойцы помнят, что, несмотря на тяжелейшие условия сибирской зимы, работы не прекращались ни на минуту прежде всего потому, что вахтовые бригады фактически ни в чем не нуждались.
В самом начале января 1978 года было образовано производственное объединение «Уренгойгаздобыча», а 30 мая, гораздо раньше всех самых сжатых сроков, Оруджев лично доложил в Кремль о том, что добыт первый миллиард кубов уренгойского газа. Это была победа!

Сабит Оруджев успел увидеть воплощение своей мечты - Новому Уренгою был присвоен статус города летом 1980 года, за год до смерти. И только двух лет не дожил Сабит Атаевич до пуска в эксплуатацию газопровода «Уренгой-Помары-Ужгород» в 1983 году. А еще через год газ Уренгоя начал поступать в Западную Европу. Когда несколько лет назад пускали в строй новое гигантское месторождение «Заполярный» в 200 километрах от Нового Уренгоя, один из его огромных участков предложено было назвать «Оруджевским». В народе так и говорили - «Земля Оруджева», и память о человеке-легенде оказалась очень долгой.

  СПРАВКА:

Родился Сабит Оруджев 31 мая 1912 года. Трудовую карьеру начал в шестнадцать лет - сельским учителем. В 1936 году окончил Азербайджанский индустриальный институт и в этом же году начал работать в тресте «Орджоникидзенефть» механиком компрессорной станции. Затем помощником мастера, мастером по добыче нефти, заведующим промыслом, управляющим объединением «Азнефть» и трестами «Сталиннефть» и «Бузовнанефть». Далее - главным инженером объединения «Краснодарнефть», начальником объединения «Азнефтеразведка» и главных управлений по разведке и разработке морских месторождений нефти, замминистра нефтяной промышленности СССР, зампредседателя Совмина Азербайджанской ССР. Непосредственно перед назначением на пост министра газовой промышленности СССР в 1972 году десять лет занимал ответственные посты в Госплане СССР и госкомитетах по топливной, химической и нефтяной промышленности. И девять последних министерских лет под руководством Сабита Атаевича были знаменательны колоссальной работой по развитию и повышению надежности единой системы газоснабжения страны, ускоренному вовлечению в разработку крупнейших газовых и газоконденсатных месторождений в районах Средней Азии, Оренбургской и Тюменской областей, техническому перевооружению газовой промышленности страны.

 Фотографии предоставлены пресс-службами ООО "Газпром добыча Уренгой", ООО "Газпром добыча Ямбург"